И Слово стало плотию

0
766

1 В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. (Иоан.1:1)

СЛОВО СТАЛО ПЛОТИЮ

Первая глава четвертого Евангелия — это одно из величайших достижений человеческого ума в сфере религиозного мышления. Довольно скоро перед христианской Церковью встали очень сложные проблемы. Христианство возникло в иудаизме и сперва все члены христианской Церкви были иудеями. По своему человеческому происхождению Иисус был иудеем и Он никогда не был за пределами Палестины, если не считать посещений Тира, Сидона и Десятиградия.

Христианство возникло в иудейской среде и потому неизбежно говорило их языком и пользовалось их категориями мышления. Но хотя оно и зародилось в иудаизме, христианство вскоре вышло в широкий мир.

За первые тридцать лет после смерти Иисуса оно прошло по всей Малой Азии и Греции и дошло до Рима. К 60-ому г. на каждого иудея-христианина приходилось, должно быть, сотни христиан-греков. А иудейские категории мышления были совершенно чужды грекам.

Возьмем хотя бы этот пример: греки никогда не слышали о Мессии, им не была понятна сама суть чаяний иудеев — приход Мессии. Те понятия, с которыми христиане-иудеи мыслили и представляли себе Иисуса, ничего не говорили грекам.

Историк Лекки
УИЛЬЯМ ЭДУАРД ХАРТПОЛ

И в этом была проблема — как представлять христианство в греческом мире?

Историк Лекки считал, что развитие и распространение идеи зависит не только от силы, с которой она приходит в жизнь, но и от заложенных в эпохе предпосылок принять эту идею.

В задачу христианской Церкви входило создание в греческом мире этих предпосылок для принятия христианской благой вести.

Как выразился английский богослов И. Дж. Гудспид, и как уже было упомянуто, перед Церковью встал вопрос:

Edgar Johnson Goodspeed
И. Дж. Гудспид

«Нужно ли греку, заинтересованному в христианстве, погрязнуть в иудейских представлениях о Мессии и в иудейском образе мышления, или же можно найти какой-то новый подход, который поведет грека через его собственное историческое прошлое к его уму и сердцу?»

Проблема заключалась в том, чтобы представить христианство так, чтобы оно стало понятным грекам.

Около 100-го г. в Ефесе жил человек, который думал над этим. Его звали Иоанн; он жил в греческом городе, он общался с греками, которым иудейские понятия были чужды и непонятны и даже казались странными и грубыми.

Как найти способ представить христианство этим грекам так, чтобы они понимали его и приветствовали его?

И ему было открыто. Как в иудейском, так и в греческом мировоззрении существовало понятие слова. Вот его-то можно было употребить так, чтобы оно отвечало мировоззрениям и эллина и иудея. Это было нечто, что лежало в историческом наследии обеих рас; и те и другие могли понять это.

Рассмотрим сперва исторические корни понятия слово в этих двух мирах.

ИСТОРИЧЕСКИЕ КОРНИ В ИУДАИЗМЕ

ИСТОРИЧЕСКИЕ КОРНИ В ИУДАИЗМЕ В иудейском мировоззрении существовало четыре «правления, внесших вклад в развитие концепции слово.

1Для иудеев слово не было просто звуком.

В их представлении слово существовало само по себе и делало дела и выполняло задания. Как выразился один английский ученый:

«Для иудея сказанное слово было страшно живым… Оно было заряжено силой энергией, и летало, подобно ядру, в предназначенное ему место».

Именно поэтому иудеи были скупы на слова: в древнееврейском языке было менее 10.000 слов, а в древнегреческом — их более 200.000.

Слова поэта обрели силу.

Один древний поэт рассказывает, как однажды человек, совершивший героический поступок, не мог поведать о нем своим соплеменникам, потому что ему не хватало для этого слов. Тогда после этого встал человек, обладавший необходимым словесным даром и рассказал эту историю в таких ярких выражениях, что «слова обрели жизнь и забились в сердцах слушателей«.

В истории тому много примеров.

Слова творили дела людей.

Рассказывают, что, когда в эпоху Реформации в Шотландии выступал с проповедями Джон Нокс (1514-1572 гг., основатель шотландской пресвитерианской церкви), это вселяло в сердца людей больше смелости, чем если бы десять тысяч труб гремели у них в ушах.

Слова свершали дела.

В дни французской революции, французский военный инженер, поэт и композитор Руже де Лиль (1760-1836 гг.) написал «Марсельезу» и эта песня вела людей в сражения.

На востоке слова всегда оказывали, да и нынче еще оказывают большое влияние. Для жителя востока слово — это не просто звук; это сила, которая совершает дела. Однажды в пустыне группа мусульман встретила английского путешественника и ассиролога Джорджа Адама Смита и приветствовала его словами: «Мир с тобой». Когда они заметили, что перед ними христианин и поняли что произнесли благословение иноверцу, они обратились к нему с просьбой вернуть им это благословение. Слово в их понимании нечто реальное, что можно послать выполнить какое-то дело, а потом получить его назад.

Нечто подобное выражено и в этих словах:

«Мальчики, запускающие змея, могут вернуть свою белокрылую птицу; Но вы не можете сделать того же с вылетевшими словами. Мы знаем хороший совет: «Будь осторожен с огнем». «Будь осторожен со словами» — это в двадцать раз важнее. Невысказанные мысли могут сами умереть, Но никто не может убить их, когда они сказаны».

Мы вполне можем себе представить, что у восточных народов слова имели свою независимую, наполненную силой жизнь.

2Ветхий Завет тоже полон этого представления о силе слова.

Когда Исаак по ошибке благословил Иакова вместо Исава, он уже не мог ничего сделать, чтобы вернуть это благословение (Быт. 27). Слово вылетело и стало действовать само по себе и ничто не могло остановить его. В истории о сотворении мира мы видим в действии слово Божие.

На каждой стадии мы читаем: «И сказал Бог…» (Быт. 1,3.6.11).

Слово Божие — созидающая сила.

Вновь и вновь сталкиваемся мы с этой идеей созидающего, действующего, динамичного слова Божия.

  • «Словом Господа сотворены небеса» (Пс.32,6).
  • «Послал Слово Свое и исцелил их» (Пс. 106,20);
  • «Посылает слово Свое на землю; быстро течет слово Его» (Пс. 147,4).
  • «Так и слово Мое, которое исходит из уст Моих, — оно не возвращается ко Мне тщетным, но исполняет то, что Мне угодно, и совершает то, для чего Я послал его» (Ис. 55,11).

Везде в Ветхом Завете присутствует эта идея о всесильном созидающем слове.

Даже слово человека обладает какой-то динамической активностью, то насколько действеннее должно быть тогда слово Божие?

3Но в иудейскую религиозную жизнь пришло нечто, что очень ускорило развитие этой идеи о слове Божием.

Уже в течение более ста лет до рождества Христова древнееврейский язык был забыт. Ветхий Завет был написан на древнееврейском языке, но иудеи, за исключением ученых, больше не знали его. Простые люди говорили на разновидности древнееврейского языка, получившем название арамейского, который имел к древнееврейскому приблизительно такое же отношение, как современный русский к старославянскому.

Поэтому Ветхий Завет нужно было переводить на арамейский, чтобы люди могли понимать его.

ivritЭти переводы назывались Таргуми.

В синагогах Писание читали в оригинале, на древнееврейском языке, но постепенно его перевели на арамейский и Таргуми стали использоваться официально.

Таргуми создавались в эпоху, когда люди были исполнены мыслью о трансцендентности Бога и могли думать лишь о том, что Бог очень далек и совершенно непостижим. И потому люди, занимавшиеся изготовлением Таргуми, боялись, как бы Богу не стали приписываться человеческие мысли, чувства и действия.

Другими словами, они прилагали все силы к тому, чтобы избегать, когда речь идет о Боге, антропоморфизма (очеловечивания). Но в Ветхом Завете очень часто речь о Боге идет в чисто человеческом образе, и вот, когда эти переводчики наталкивались на такое место, они вместо имени Бога ставили в Таргуми выражение слово Божие.


Посмотрим, как это делалось.

  • В Исх. 19,17 мы читаем: «и вывел Моисей народ из стана в сретение Богу«. Переводчики и изготовители Таргуми посчитали, что здесь о Боге говорится слишком по-человечески и потому они написали, что Моисей вывел народ из стана навстречу слову Божьему.
  • В Исх. 31,13 читаем, что Бог сказал народу Израиля, что суббота «знамение между Мною и вами в роды ваши«, это опять же было слишком человеческое выражение по отношению к Богу для Таргуми, и поэтому было написано, что суббота есть «знамение между Моим словом и вами«.
  • Во Втор. 9,3 сказано, что Бог — это огонь поядающий, а в Таргуми сказано, что слово Божие — огонь поядающий.
  • В Ис. 48,13 дана великая картина творения: «Моя рука основала землю и Моя десница распростерла небеса«. Для Таргуми этот образ Бога был слишком похож на человеческий и переводчики вложили в уста Божий такие слова: «Моим словом основал Я землю и силою Моею Я развесил небеса«.
  • Даже такое прекрасное место, как Втор. 33,27, где говорится о Божественных «мышцах вечных«, было изменено и стало звучать так: «Вечный Бог есть убежище и словом Его был создан мир«.

В Таргуми Ионатана выражение слово Божие встречается не менее трехсот двадцати раз. Это лишь перефразированное имя Божие, но остается фактом, что выражение слово Божие стало одним из самых распространенных иудейских выражений.

Каждый набожный иудей знал это выражение, потому что он часто слышал его в синагоге при чтении Писания. Каждый иудей привык говорить о мемре, о слове Божием.

4Слово — это логос.

Здесь нам следует подробнее разобрать кое-что из того, о чем мы уже говорили в предисловии. По-гречески слово — это логос, но логос имеет помимо значения слово еще и значение смысл (понятие, причина).

В представлении Иоанна и всех других великих мыслителей, обращавшихся к этой идее, эти два значения были тесно связаны между собой. Когда говорили логос, они думали о тесно связанных между собой идеях слово Божие и мудрость Божия.

У иудеев был особый литературный жанр Премудрости, книги которого содержали высказывания мудрейших мужей. И это была не умозрительная и философская мудрость, а практическая мудрость повседневной жизни. В Ветхом Завете величайшим примером этого литературного жанра является Книга Притчей Соломоновых.

В этой книге есть отрывки, в которых мудрость (софиа) приписывается мистическая и извечная сила. В этих отрывках мудрость оживотворена, очеловечена и представлена извечным посредником и сотрудником Бога. Отметим три таких отрывка.

Первый из них в Прит. 3,13-26. Особо выделим следующее место:

«Она — древо жизни для тех, которые приобретают ее, — и блаженны, которые сохраняют ее. Господь премудростью основал землю, небеса утвердил разумом; Его премудростью разверзлись бездны, и облака кропят росою» (Прит. 3,18-20).

Вы помните, что логос значит слово, но также — смысл (причина). Мы уже видели, как иудеи представляли себе мощное и созидающее слово Божие. А здесь мы видим возникновение нового аспекта.

Мудрость — Божий посредник в озарении и создании (творении), а мудрость и смысл во многом совпадают.

Мы уже видели огромное значение логоса, как слова, а теперь мы начинаем понимать его важность в значении мудрость и смысл.

Второй важный отрывок в Прит. 4,5-13. Здесь выделим следующее место:

«Крепко держись наставления, не оставляй, храни его; потому что оно — жизнь твоя». «Слово — свет для людей и мудрость — свет для людей».

Эти две идеи теперь быстро сливаются вместе.

Третий и самый важный отрывок в Прит. 8,1 — 9,2. Здесь можно выделить:

«Господь имел меня началом пути Своего, прежде созданий Своих, искони: от века я помазана, от начала, прежде бытия земли. Я родилась, когда еще не существовали бездны, когда еще не было источников, обильных водою. Я родилась прежде, нежели водружены были горы, прежде холмов. Когда еще Он не сотворил ни земли, ни полей, ни начальных пылинок вселенной. Когда Он уготовлял небеса, я была там. Когда Он проводил круговую черту по лицу бездны, когда утверждал вверху облака, когда укреплял источники бездны, когда давал морю устав, чтобы воды не переступали пределов его, когда полагал основания земли: тогда я была при Нем художницею, и была радостию всякий день, веселясь пред лицем Его во все время» (Прит. 8,22-30).

Читая этот отрывок, мы слышим отголоски того, что Иоанн говорит о Слове в первой главе Евангелия.

Мудрость пребывала вечно, обладала той животворной функцией и созидательной силой, которые Иоанн приписывает Слову, Логосу, с Которым он отождествляет Иисуса. Но развитие идеи мудрости на этом не остановилось.

В эпоху между Ветхим и Новым Заветами люди продолжали создавать произведения литературного жанра Премудрости. В них было столько сконцентрированной мудрости и собран такой богатый человеческий опыт, что они представляли собой бесценное руководство в жизни.

В частности, были написаны две величайшие книги, которые включены в Апокрифы, но которые было бы полезно почитать каждому.

[dropcap type=»1″]а[/dropcap]Одна из них называется Книга Премудрости Иисуса, сына Сирахова.

В этой книге также получила яркое отражение концепция о созидающей и вечной мудрости Божией.

«Песок морей и капли дождя и дни вечности кто исчислит? Высоту неба и широту земли и бездну и премудрость кто исследует? Прежде всего произошла Премудрость, и разумение мудрости от века» (Сир. 1,2-4). «Я вышла из уст Всевышнего, и подобно облаку покрыла землю. Я поставила скинию на высоте, и престол мой — в столпе облачном. Я одна обошла круг небесный, и ходила во глубине бездны» (Сир 24,3-5). «Прежде века от начала Он произвел меня, и я не скончаюсь во веки» (Сир. 24,10).

И здесь мы видим мудрость, как вечную, созидающую силу, которая была вместе с Богом в дни творения и в начале времени.

[dropcap type=»1″]б[/dropcap]Книга Премудрости Иисуса, сына Сирахова была написана в Палестине около 100 г. до Р.Х.

Приблизительно в то же время в Александрии, в Египте была написана другая столь же великая книга, которая называется Книга Премудрости Соломона. В ней дано самое великое описание мудрости.

  • Мудрость — это сокровище, которым люди входят в содружество с Богом (Прем. 7,14);
  • мудрость — это изобретатель всех вещей (Прем.7,22);
  • она есть дыхание силы Божией и чистое излияние славы Вседержителя (Прем.7,25);
  • она может все, и, пребывая в самой себе, все обновляет (Прем. 7,27).

Но автор не только говорит о мудрости; он отождествляет мудрость со словом. В его представлении мудрость это то же самое, что слово; он может в одном предложении говорить о мудрости Божией и о слове Божием, употребляя их в одном и том же значении. В молитве он обращается к Богу так:

«Боже отцов и Господь милости, сотворивший все словом Твоим и премудростию Твоею устроивший человека» (Прем. 9,2).

Он говорит о слове почти так же, как потом будет говорить Иоанн.

«Ибо, когда все окружало тихое безмолвие, и ночь в своем течении достигла середины, сошло с небес от царственных престолов на середину погибельной земли всемогущее слово Твое; как грозный воин оно несло острый меч — неизменное Твое повеление, и, став, наполнило все смертью: оно касалось неба и ходило по земле» (Прем. 18,14-16).

Для автора Книги Премудрости Соломона, мудрость — вечная, созидающая сила Божия, мудрость и слово — одно и то же. Мудрость и слово были Божьими орудиями и посредниками в акте творения, и они всегда доводят до ума и до сердца человека волю Божию.

И вот, когда Иоанн искал способ представить христианство, он нашел, что в своей вере и в истории своего народа уже была идея слова, слово, которое само по себе не просто звук, а нечто динамическое — слово Божие, которым Бог сотворил землю; слово из Таргуми — арамейского перевода Библии — выражавшее самую идею действия Бога; мудрость из книг Премудрости, — вечная, созидающая и просвещающая сила Божия.

И вот Иоанн говорит:

«Если вы хотите видеть Слово Божие, если вы хотите видеть созидающую силу Божию, если вы хотите видеть Слово, через Которое была создана земля и которое дает каждому человеку свет и жизнь, — посмотрите на Иисуса Христа. В Нем Слово Божие пришло к вам».

 

ИСТОРИЧЕСКИЕ КОРНИ В ГРЕЧЕСКОМ МИРОВОЗЗРЕНИИ

ИСТОРИЧЕСКИЕ КОРНИ В ГРЕЧЕСКОМ МИРОВОЗЗРЕНИИ Мы видели, что перед Иоанном стояла проблема, как представить христианство в греческом мире. Посмотрим, как эта идея слова подходила к греческому мировоззрению. Оказывается, она уже была в нем и только ждала, чтобы ее использовали.

В греческом мировоззрении идея слова возникла около 560 г. до Р. Х.; и как раз в Ефесе — в городе, где было написано четвертое Евангелие.

В Ефесе жил философ Гераклит
Философ Гераклит

В Ефесе жил философ Гераклит

В то время в Ефесе жил философ Гераклит, главная идея которого заключалась в том, что все течет, все изменяется: все изменяется от одного дня до другого и от одного момента до другого.

В качестве примера он приводил ставшую знаменитой реку, в которую нельзя войти дважды.

Вы входите в реку, вы выходите из нее и входите в реку снова, но вы не можете войти в ту же реку, потому что вода утекла и река уже стала другой.

По Гераклиту все постоянно течет и изменяется.

  • А если это так, то почему же жизнь не полный хаос?
  • Как в таком постоянно текущем и изменяющемся мире может быть какой-то смысл?

На это Гераклит отвечал: все это течение и изменение происходит не случайно; оно контролируется и направляется и всегда следует какой-то схеме, а эти схемы устанавливаются, по Гераклиту, логосом, словом, разумом Божиим.

По Гераклиту логос устанавливает тот порядок, в котором вселенная существует и сегодня; но, по Гераклиту, порядок этот существует не только в мире физических предметов, но и в мире событий. По его мнению в этом мире ничто не происходит бесцельно, во все жизни и во всех жизненных событиях есть цель, план.

А что направляет все эти события? И опять же ответ гласил — логос. Но Гераклит шел еще дальше.

  • А что в нас самих подсказывает нам, что хорошо и что плохо?
  • Что дает нам возможность думать и рассуждать?
  • Что позволяет нам поступать правильно и узнавать истину, когда мы видим ее?

И опять Гераклит дает тот же ответ.

Разум, знание истины, и способность отличать хорошее от плохого дает человеку пребывающий в нем логос. Гераклит считал, что в мире природы и событий «все происходит в соответствии с логосом» и что в каждом человеке «логос судит истину». Логос был ничем иным, как разумом Божиим, направляющим мир и каждого человека в нем.

Раз открыв для себя эту идею, греки уже больше не оставляли ее, она очаровала их, особенно стоиков. Стоики так и пребывали в удивленном восхищении существующим в мире порядком. Порядок всегда предполагает разум.

Стоики задавались вопросом:

  • «Что удерживает звезды на их путях?
  • Что вызывает приливы и отливы?
  • Откуда это неизменное чередование дня и ночи?
  • Чем объяснить своевременное наступление времен года?»

И на это они отвечали: «Все направляет логос Бога.

Логос — это та сила, которая вносит в мир смысл и порядок вместо хаоса; сила, которая дала движение миру и поддерживает это движение в совершенном порядке.

«Логос, — говорили стоики, — пронизывает все«.

Иудей по имени Филон

Иудей по имени Филон
Филон Александрийский

Но в греческом мире и в греческом мировоззрении есть еще одно имя, с которым мы должны познакомиться.

В Александрии жил иудей по имени Филон, посвятивший свою жизнь изучению мудрости двух миров: греческого и иудейского.

Никто из греков не знал так хорошо, как он, Священное Писание иудеев, и ни один иудей не знал так хорошо, как он, величие греческой мысли. Филон тоже любил и использовал эту идею логоса, слова, разума Божьего.

Он считал, что в мире нет ничего древнее логоса и что логос — это орудие, посредством которого Бог сотворил мир. Филон говорил, что логос — это мысль Божия, запечатленная во вселенной; логосом Бог сотворил мир и все в нем; Бог — кормчий вселенной, Он держит логос как штурвал и направляет все.

По мысли Филона логос запечатлен и в мозгу человека, он дает человеку разум, способность думать и способность знать. Филон говорил, что логос — посредник между миром и Богом и что логос — это священник, представивший душу Богу.

Греческая философия знала все о логосе, она видела в логосе созидающую, ведущую и направляющую силу Божию, силу которая сотворила вселенную и благодаря которой в ней сохраняется жизнь и движение.

И вот Иоанн пришел к грекам и сказал:

«Вы веками думали, писали и мечтали о логосе, о силе, которая сотворила мир и сохраняет в нем порядок; о силе, которая дала человеку способность думать, рассуждать и знать; о силе, через которую люди вступили в связь с Богом. Иисус и есть этот Логос, сошедший на землю». «Слово стало плотию», — сказал Иоанн.

Мы можем выразить это еще так: «Разум Божий воплотился в человеке«.

ИУДЕИ И ГРЕК

Итак, мысль иудеев и греков имела концепцию логоса, разума Божия, сотворившего мир и придавшего ему смысл. И вот евангелист Иоанн обратился к иудеям и грекам и рассказал им, что в Иисусе Христе этот созидающий, просвещающий, направляющий и поддерживающий разум Божий пришел на землю: Он пришел, чтобы сказать людям, что им не нужно больше искать и бродить в потемках; им нужно лишь посмотреть на Него и они увидят разум Божий.

ПРЕДВЕЧНОЕ СЛОВО (Иоан. 1,1.2) — далее.

Интересовался темой: