Библия: обращение к тем, кто неспособен слышать

0
682


6 Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас. (Матф.7:6)

Как сегодня — спустя несколько тысяч лет — можно истолковать этот отрывок?


Вполне вероятно, что высказывание Иисуса было случайно изменено. Оно представляет собой хороший пример параллельности, с которым мы уже встречались (Мат.6,10). Рассмотрим внимательнее первую его часть: «Не давайте святыню псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями».

За исключением одного слова параллельность полная. Давать — бросать, псы — свиньи, лишь святыня не уравновешена полностью жемчугом.
Дело в том, что есть два очень похожих друг на друга древнееврейских слова, сходство их становится еще более очевидным, если вспомнить, что в древнееврейском не писались гласные.
Святой в древнееврейском кадет (КДШ), а арамейское слово для серьга — кадета (КДШ). Согласные точь-в-точь совпадают, и на письме слова выглядят совершенно одинаково.

Более того, в Талмуде выражение, «серьга в свином рыле» означает нечто совершенно нелепое, несовместимое и неуместное. И изначально фраза вполне могла выглядеть так: «Не давайте серег собакам, Не бросайте вашего жемчуга перед свиньями».

И в этом случае параллельность была бы совершенной.

Если фраза имеет именно такое значение, то она просто значит, что некоторые люди не могут принять весть, которую им хочет дать Церковь. И тогда это не будет фраза исключительности; это будет констатация практической трудности общения, с которой проповедник сталкивается ежедневно. Ведь до некоторых людей совершенно невозможно донести истину: для того, чтобы они открылись для Слова, должно что-то произойти. Существует такая раввинская поговорка: «Даже сокровище нельзя показать каждому, так же и слова закона; не надо глубоко вдаваться в них, разве что в присутствии подходящих людей».

А это универсальная истина. Не с каждым человеком можно говорить обо всем. Среди одних друзей мы можем рассуждать о вере и задаваться вопросами; мы можем позволить себе сомневаться; мы можем говорить о вещах, которые ошарашивают, шокируют и ставят в тупик, и можем позволить пуститься в рассуждения и размышления. Но если в круг этих друзей придет человек с жесткими и ортодоксальными установками, он вполне может заклеймить нас как группу опасных еретиков; или же, если среди нас окажется простодушный человек, не задающийся никакими вопросами, это может шокировать его и поколебать его веру.

Таким образом, есть люди, не способные воспринимать и принять христианскую истину.

Возможно их ум закрыт для нее. Возможно их ум доведен до звероподобного состояния и покрыт налетом непристойности. Возможно пережитое мешает им увидеть истину. А может даже быть (и это часто так бывает) у нас с ними нет точек соприкосновения, которые позволили бы нам прийти к соглашению.

Человек может понять лишь то, что он способен понять. Не каждому мы можем открыть секреты своего сердца. Всегда будут люди, для которых проповедь Христа является юродством и в сердцах которых истина, облеченная в слова, натолкнется на непреодолимую стену.

Что делать с такими людьми? Бросить ли их, как безнадежных? Может быть, просто лишить их христианской вести?

Чего не могут сделать слова, часто могут сделать поступки. Человек может быть слеп и глух к любым словесным аргументам, но он ничего не может ответить при виде христианской жизни в действии.

В книге «Современное богоявление» рассказывается о дискуссиях, которые проводились в летнем лагере, где собралась молодежь разных национальностей: «Одной дождливой ночью собравшиеся обсуждали различные способы, которыми можно говорить с людьми о Христе.

Они обратился к девушке из Африки: «Мария, как вы делаете это в вашей стране?» «О, — сказала Мария, — у нас нет миссий и мы не раздаем брошюр. Мы просто посылаем жить и работать в деревню одну или две христианские семьи, и когда люди видят, что такое христианство, они тоже хотят стать христианами». В конечном счете, есть только один всепобеждающий аргумент — христианский образ жизни.

С некоторыми людьми иногда невозможно говорить об Иисусе Христе. Их бесчувственность, нравственная слепота, интеллектуальная гордыня, циничные насмешки,  порочность делают их невосприимчивыми к словам о Христе. Но Христа всегда можно еще показать людям. И слабость Церкви не в недостатке христианских доводов, а в несовершенстве хри
стианского образа жизни.

image_pdfСохранить материалimage_printРаспечатать статью